Борьба за рынки Украины и Белоруссии грозит Литве СПГ-зависимостью от России

СПГ-терминал в Клайпеде стал легендарным проектом

Экспортные планы Литвы по СПГ-терминалу в Клайпеде лишены смысла, отметил в комментарии для ФБА «Экономика сегодня» старший научный сотрудник Центра европейских исследований ИМЭМО РАН Владимир Оленченко.

Литва надеется на экспорт СПГ

Литва рассматривает Польшу, Белоруссию и Украину в качестве возможных покупателей сжиженного природного газа (СПГ) с клайпедского терминала. Вильнюс воспринимает проект как золотую жилу и рассматривает его в качестве альтернативы трубопроводного газа из РФ.

СПГ-терминал в Клайпеде создали в 2015 году. Его основой является норвежское судно, взятое литовцами в аренду до 2024 года, после чего они должны либо выкупить инфраструктуру, либо переподписать арендный договор с Норвегией.

Аренда судна выходит Литве в копеечку: в ноябре 2019 года компания Klaipedos nafta взял кредит на содержание СПГ-терминала. Сумму в 135,5 млн евро литовцам предоставил Nordic Investment Bank, где долей в 21,5% обладает норвежская сторона. В кредитной организации формально участвуют скандинавы, прибалты, исландцы и финны, но доминируют Швеция, Норвегия, Дания и Финляндия.

Доля литовцев в Nordic Investment Bank составляет 2% ,и у Вильнюса там желтая майка лидера по Прибалтике, но на самом деле Литва берет кредит у банка с норвежским участием для того, чтобы выплатить задолженность норвежской компании.

Странные манипуляции вызваны СПГ-терминалом, якобы принесшим в Литву энергобезопасность и энергоэффективность.

Содержание СПГ-терминала обходится литовцам в копеечку

Максимальная мощность клайпедского терминала – 4 млрд кубов газа в год, что больше потребления Литвы, составляющего 2-3 млрд кубов газа в год. Однако эти объемы закупаются не только в виде СПГ, значительная часть литовского рынка приходится на трубопроводный газ «Газпрома».

Литовская борьба с трубопроводным газом РФ выглядит абсурдно: данный тип топлива при наличии инфраструктуры всегда дешевле СПГ. Исключения бывают, но в редкие периоды дисбалансов на мировом рынке вроде весны 2020 года.

Что касается планов Литвы продавать газ в Белоруссию, Украину и Польшу, то они подтверждают нерентабельность терминала.

Вильнюс не обеспечивает с помощью СПГ потребности национального рынка, литовские компании приходится заставлять покупать газ в Клайпеде. Кроме того, существует СПГ-хранилище в Латвии, часть акций которого принадлежит Литве. Возникает вопрос: а почему литовцы не поставляют газ туда? Ответ простой: поставки СПГ из Клайпеды не являются выгодными.

В Польшу поставки газа из Литвы возможны, но с Белоруссией и тем более с Украиной есть вопросы по инфраструктуре. С украинцами у литовцев нет единой границы, а интерконнектор между Польшой и Украиной не востребован даже Киевом.

Характерной является история с «молекулами свободы»: в 2019 году Киев, Варшава и Вашингтон подписали соглашение по поставкам СПГ из США на Украину через терминал в Свиноустье, но, несмотря на перл министра энергетики США, дело не пошло.

Рик Перри лоббировал поставки «молекул свободы» из США через Польшу на Украину

Литовские планы являются химерой

«Такие идеи вызывают удивление. СПГ-терминал в Клайпеде был политическим проектом, на который откликнулась только президент Литвы Даля Грибаускайте, а остальные прибалтийские республики его проигнорировали», – заключает Оленченко.

Плавучий регазифицикационный проект появился в Литве благодаря борьбе с энергозависимостью от РФ и продвижению СПГ из США. Обе задачи невыполнимы, из-за чего клайпедская инфраструктура создает литовской экономике постоянный убыток.

«У литовцев были надежды на крупнотоннажные поставки «Новатэка» с СПГ-завода «Ямал СПГ». Вильнюс хотел выступить в качестве распределителя сырья в регионе, но здесь имеется противоречие: какой смысл для России поставлять СПГ в Литву для того, чтобы она затем перепродавала его в Белоруссию, Польшу и Украину. Это даже не фантазии, а настоящие химеры», – констатирует Оленченко.

Кроме «Новатэка», поставщиком СПГ на Клайпедский терминал является Норвегия, но государственная нефтегазовая компания данной страны, Equinor (бывшая Statoil), не воспринимает литовцев как распределителей норвежского сырья.

Борьба за рынки Украины и Белоруссии грозит Литве СПГ-зависимостью от России

«Так что данные заявления носят не экономический, а пропагандистский характер», – резюмирует Оленченко.

Эксперименты Вильнюса с СПГ выглядят странно не только из-за сомнительной рентабельности терминала в Клайпеде: литовцы являются едва ли не самой дотированной страной ЕС. Доходная часть бюджета Литвы зависит от субсидий от европейских фондов. В такой ситуации борьба с энергозависимостью от Россией с помощью сверхдорого СПГ представляет собой девиацию.

«Обсуждение поставок газа или нефти всегда упирается в инфраструктуру. Литва газифицирована примерно на одну треть. Имеются районы, прилегающие к Калининградской области и Польше, которые не газифицированы. Была схема по доставке СПГ поездами из Клайпеды в Каунас, откуда сырье баллонами развозилось бы по потребителям», – заключает Оленченко.

Энергетическая политика Литвы нерациональна

Примерно такие решения литовцы могут предложить рынку, но на этом фоне реэкспорт СПГ выглядит нереальным.

«Пытаюсь найти во всем этом рациональное зерно, но не вижу его. В негазифицированные районы Литвы поляки тянут газопровод, чтобы занять данный рынок, а литовцы в ответ рассуждают о международном успехе», – констатирует Оленченко.

 

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *