Последние новости

09:39
В Україні 2430 нових випадків коронавірусу та антирекорд по померлим
09:38
В Україні 2430 нових випадків коронавірусу та антирекорд по померлим
10:15
Новий карантин, стрибок курсу і виплати для українців - головне за ніч
09:33
Аналитик дал прогноз курса доллара на начало осени
15:54
В Украине начали расти зарплаты: где платят больше всего
13:16
В Киеве продолжается рост больных коронавирусом - свежая статистика
12:50
Горячее лето-2020: то потоп, то засуха. Ученые обещают планете новый рекорд потепления
11:23
У США зафіксували перший випадок повторного зараження коронавірусом
10:59
Затянуло под баржу: стали известны подробности трагедии с рыбаками на Днепре
10:37
Может ли Украина вернуть Донбасс и Крым?
10:33
В Украине новый антирекорд по числу случаев заражения коронавирусом за сутки
10:10
Шмыгаль предложил ввести новую соцвыплату
09:48
Заробитчане в отчаянии: популярная европейская страна закрывает свои границы. Уже с 1 сентября
09:16
В кабинетах маски не нужны: Минздрав разъяснил правила посещения школ с 1 сентября
08:55
Зеленский сообщил, когда Украина может открыть границы для туристов
08:29
У Зеленского отреагировали на решение КС по карантину
08:02
НБУ оновив курс валют, гривні після вихідних зроблять боляче: чого буде з доларом і євро
22:23
Некоторые ограничения карантина не соответствуют Конституции - решение КС
18:37
Кабмин отказался от повторного жесткого карантина
18:17
Виробництво ідентифікаційних карток переживає підйом
Больше новостей
Украина сегодня » Политика » Может ли Украина вернуть Донбасс и Крым?

Может ли Украина вернуть Донбасс и Крым?

Политика
1 394
2
По этому вопросу в обществе идет много дискуссий. В частности, возлагаются большие надежды на новые мирные инициативы со стороны обновлённой украинской делегации в Минском процессе и на скорое окончание войны. Впрочем, надежды эти далеко не всеми разделяются: здесь трудно отделить мифы от реальности – слишком горячая тема.

Об этом сообщает НИКОЛАЙ КОЗЫРЕВ, ДЛЯ "ХВИЛІ"

Но на вопрос, вынесенный в заголовок, у меня такой ответ: в существующей политической ситуации - нет, не может.  

 Ситуацию  же определяют главные мировые державы. Они потому и главные, что их постоянная экспансионистская политика – константа глобального мира. Большая политика вообще не обходится без экспансии в различных формах - от аннексий территорий, «гуманных» бомбардировок до торговых войн, финансовых протекционистских инвестиций и обвала валютных курсов? Война на Балканах в 90-е, в Грузии, Сирии и Украине – это «новые войны» Новейшего времени, они ведутся не за территориальные колонии, как раньше, а за влияние на людей и на движение капитала.

У США такая политика сейчас неизбежно проявляется в форме «новой атлантической полярности», противостоящей китайско-российскому (лучше сказать – азиатскому) полюсу. Для этого США не всегда нужно и стрелять - их потенциал военного бюджета и ФРС с этой задачей пока что справляются. «США могут объявить себя гарантами международного права, инициировать войну, полицейские операции или, наоборот, сохранить мир, поскольку у них есть сила» (Жак Деррида). Увы, не право, а сила правит миром. Право на этом уровне – для приличия,  подобие галстука статусной расцветки в кармашке  пиджака джентльмена аристократического клуба.

В этом силовом поле глобальной политики Украина оказалась удобной для основных мировых игроков «экспериментальной площадкой». И в Минске мы участвуем в геополитическом эксперименте по не нами написанному сценарию. Этот modus vivendi Украина вынуждена сделать элементом своей адаптационной внешней политики. Экспансионизм нам не по карману. Да и, кажется, не та у нас ментальная фигура для мундира завоевателя своего места под солнцем.



Тем не менее, для дисциплинирования слабых людей и слабых стран право существует. Уже не раз сказано, что с точки зрения международного права действия России в Украине – агрессия, как её квалифицирует Резолюция ООН 3314/74. А в контексте национального права подписание со стороны Украины Минских соглашений (договорённостей) – преступление, поскольку их подписание со стороны Украины не было обеспечено необходимым правовым полномочием. На этот счет есть достаточно обоснованные тексты квалифицированных юристов (В.Шишкин и др.). А потому сам Минский процесс – длящееся преступление. Но на это сейчас всем удобно закрывать глаза, чтобы избежать большой войны.  В том числе Украине, пока её роль жертвы ещё приносит ей материальные и политические дивиденды.

Минский процесс нужен прежде всего России, потому что:

Во-первых, он выводит Крым за пределы вопроса о суверенитете Украины. И уже только для этого Минский процесс затевался и потому должен быть безальтернативным и бесконечным. Сделать это не сложно – надо менять стулья и седоков. Вот вам новые фигуры и их новые амбиции, вот Козак что-то неожиданно заявил, а Ермак тоже выступил и сказал нечто новое и туманное, вот Кучма «ушёл», Кравчук пришёл и т.п. Этот постмодернистский сценарий пишется по ходу постановки пьесы.

Во-вторых, он продуцирует ситуацию «ни войны, ни мира» и её предусмотренный результат -  экзистенциальную тревогу и усталость в украинском обществе. И располагает нужным образом электоральные «железные опилки» в магнитном поле вокруг оппозиционного полюса Медведчук-Бойко. Ситуативный дуализм «партии мира» и «партии войны» в условиях на измор длящейся «малой войны» и критического накопления психологического износа населения объективно подталкивает ситуацию к её разрешению по формуле «мир любой ценой». Но активная часть общества в лице не только традиционных национал-патриотов с факелами на ночных холмах Киева, но и более серьезной силы, сформированной войной, которая прошла по Крещатику 24 августа, - эта часть общества способна заблокировать эту оппортунистическую формулу.

Так что вряд ли на этом историческом этапе Украина сможет выйти из политического лабиринта с помощью таких «минских симулякров», как «особый статус Донбасса», «свободная экономическая зона», а также путем прямых переговоров с Кремлем на уровне президентов. Минский процесс (да еще с учетом внутриполитических осложнений в Беларуси и в России), как теперь говорят, не заточен на получение Украиной политических выгод.



Что же делать?

Возможно, следует признать, что вся проблематика, связанная с войной между Россией и Украиной, выходит за пределы собственно политики и не может быть решена политическими инструментами. И в рамках известной сентенции «культура имеет значение» необходимо рассматривать и Минский процесс, и внутриполитическую ситуации в стране как часть более общего культурного процесса –  в дискурсе исторической эволюции.

В этом контексте можно бы приветствовать любые инициативы типа «вернём Донбасс мирным путём», если бы инициаторы были способны подняться выше политического противостояния «партии мира» и «партии войны», а не быть в плену узкопартийного интереса. И формировать политику, направленную на диалектическое «снятие» партийных противоречий - как поиск той «нити Ариадны», с помощью которой заблудившаяся Украина может выйти из политического лабиринта.

Только надо честно отказаться от иллюзий, будто у нас есть хоть какое-то будущее без внутренней «перестройки», без модернизации украинского общества и его государственных институтов. Без перехода украинского государства к принципиально антиолигархическому, современному правовому государству.  

Но это новое лицо Украины не станет реальностью, если украинское общество само не преодолеет экзистенциальный, идейно-политический и культурный раскол между Востоком и Западом Украины, между (если совсем уж приземлённо) факельщиками Билецкого на киевских ночных улицах и сторонниками адаптационной политики типа «какая разница» в офисе президента. Нужен не бесплодный и временный компромисс между конфликтующими силами в обществе, а их  культурный синтез – как выход на новый цивилизационный уровень, на новый уровень системной сложности, поддающийся контролю со стороны общества.

Это будет невероятно трудно, возможно, не без кровавой пошлины мытарю Истории. Либо это не случится, и Украина останется на её обочине навсегда.



И несколько слов о реальности на неподконтрольных территориях, которую я зафиксировал, побывав недавно в Луганской области – в порядке корреляции с Минском.

Напряжённость политического поля здесь очень эффективно, ежедневно и тотально продуцируется телевизором в вечерних передачах. При этом идеологический дискурс что год назад, что сейчас никак не изменился. В местных СМИ Украина – враждебное государство, а, например, Лисичанск, Северодонецк, Старобельск и другие северные районы области - «временно оккупированные Украиной» Телевизор настойчиво вкладывает в головы зрителей манихейскую картину мира: Украина – зло; там только катастрофы, убийства, угробленное хозяйство, фашисты, несостоятельная власть и т.п. ЛНР – полная противоположность. Здесь хлеб убирают, мосты строят, спортсмены соревнуются, награды вручаются, молодежь воспитывается в духе патриотизма и т.п. И все достижения – результат слаженной работы руководителей республики. «Два мира – два образа жизни»: идеологема 70-х прошлого века в действии.

Формируется устойчивая однослойная ментальность массового человека, для которого между словом и реальностью нет зазора для рефлексии. «Эта долбаная Украина», - часто можно услышать в публичных местах от «простых людей» по разным поводам – как ритуальный шаблон «вербального реализма», не требующий включения логики. Более образованный класс если и рефлексирует, то не сильно отклоняясь от той же картины мира из телевизора. Например, нотариус, с которым я встречался, выразил это миропонимание так: «Да, - сказал он, - я не против, чтобы вернулась Украина. Но та, что была, а не эта, что сейчас».

А вот мнение аборигена «на лавочке возле дома»: «Украина нам не нужна, мы только с Россией. Мы тут столько настрадались, столько по подвалам прятались от бомбежек, столько людей полегло, а теперь объединяться? Ни в коем случае! Путин за народ, а в Киеве не народная власть, там правят олигархи и прислужники США и НАТО….»



К этому следует только добавить, что государственные органы и коммунальное хозяйство т.н. республики, - в той мере, в какой мне приходилось с ними сталкиваться, - производят впечатление устойчиво работающих институтов. Это чувствуется. Там наша семиотическая приставка «т.н.» к слову «Луганская республика» не имеет значения.

Вот почему рассуждения о том, что  в Луганске (не думаю, что Донецк в этом отношении иной) можно провести какие-то выборы «на украинских условиях», что надо предлагать «проекты развития Донбасса» и привлечь для этого ресурсы, что нужно развивать какую-то  «народную дипломатию»  a la Сивохо, - они выглядят странными, абсурдными и, если честно, опасными.

По крайне мере – сейчас. Да и в ближайшей перспективе.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
Ваше имя: *
Ваш e-mail: *
Код: Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите код: